Главная | Международное частное право в семейном кодексе

Международное частное право в семейном кодексе

Международное частное право в семейном кодексе


Within Russian legal doctrine the area has been researched in detail.

Заключение браков

Nevertheless, the analysis of conflict of law rules specified in the Family Code of Russian Federation remains relevant due to a large-scale reform of the norms of international private law in the Civil Code of the Russian Federation and the trends which are present in legislative regulation of international family relations in other countries.

Chapter 7 of the Family Code The Application of Family Legislation to Family Relations with the Participation of Foreign Citizens and Persons without Citizenship provides a detailed system of rules determining competent law to regulate majour family relations. Most connecting factors are of bilateral nature and provides for the application of foreign laws.

However, for the past 20 years international family relations experienced new regulation, which is evident in national codifications of International private law and in the European Union law.

The current legislator extends the limits of autonomy of the parties in marital relations on the choice of applicable law, sets special connecting factors as to cohabitation and partnership, fixes detailed and differentiated choice of law rule.

The paper concludes that Russian conflict of laws on international marital relations approved more than two decades ago requires significant update. The update is relevant to maximum transparency of volumes of conflict of law rules to make a more differentiated approach to marital relations, more detailed and arranged in categories connecting factors targeting the most correct determining the law, closest to the relation and making a decision optimally meeting specific circumstances of cases, broadening the possibility of the choice of applicable law by the parties on the issues of dissolution of marriage and family property relations.

All the problems concerning children applying law the most favourable for child should dominate in conflict of laws doctrine in such circumstances. Аннотация Российские коллизионные нормы, определяющие выбор права, применимого к брачно-семейным отношениям, связанным с иностранным правопорядком, вступили в силу в г и действуют более 20 лет Хотя в российской доктрине эта проблематика исследована чрезвычайно подробно, актуальность анализа коллизионных норм, закрепленных в Семейном кодексе РФ, отнюдь не исчерпана в связи с масштабным реформированием норм международного частного права в Гражданском кодексе РФ и тенденциями законодательного регулирования международных семейных отношений в других странах.

Большинство коллизионных привязок имеет двусторонний характер и предполагает возможность применения иностранного права. Однако за 20 лет регламентация международных семейных отношений подверглась серьезным новациям, что наглядно демонстрируют и национальные кодификации МЧП зарубежных стран, и европейское право. Современный законодатель значительно расширяет пределы автономии воли сторон брачно-семейных отношений по вопросам выбора применимого права, устанавливает коллизионные привязки для отношений сожительства и партнерства, закрепляет детализированные и дифференцированные правила выбора права.

Российское коллизионное регулирование международных брачно-семейных отношений нуждается в серьезной модернизации. Обновление целесообразно проводить в следующих направлениях: По всем вопросам, связанным с положением детей, главенствующим коллизионным началом должно быть применение права, наиболее благоприятного для ребенка.

Удивительно, но факт! Кумулятивная коллизионная норма применяется к условиям заключения брака на территории РФ, которые определяются личным законом правом страны гражданства каждого из брачующихся на момент заключения брака п.

Все ссылки на законодательство России, международные соглашения и акты судебной практики приводятся по СПС КонсультантПлюс. Ключевые слова международное частное право, Семейный кодекс РФ, брачно-семейные отношения, коллизионное регулирование, коллизионные привязки, автономия воли сторон, наиболее благоприятное право, наиболее тесная связь.

Conflict of Law Regulation of Marital and Family Relations in International Private Law in Russia

Журнал Высшей школы экономики. В отечественной доктрине эта проблематика исследована чрезвычайно подробно3. Тем не менее актуальность такого анализа отнюдь не исчерпана, в особенности, в связи с масштабным реформированием норм международного частного права далее — МЧП в Гражданском кодексе РФ далее — ГК РФ 4 и тенденциями, которые присутствуют в законодательном регулировании международных семейных отношений в других странах.

Действующее регулирование, принятое в г.

Удивительно, но факт! Дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции

Это не удивительно, поскольку коллизионные нормы имеют абстрактный характер, вследствие чего они более стабильны и менее подвержены конъюнктурным изменениям, нежели материальные нормы. Однако за 20 лет регламентация международных семейных отношений подверглась серьезным новациям, что наглядно демонстрируют и национальные кодификации МЧП зарубежных стран6, и европейское право7. Современный законодатель значительно расширяет пределы автономии воли 2 Семейный кодекс Российской Федерации от Брачно-семейные отношения как объект международного частного права Российской Федерации: Семейные отношения с участием иностранцев: Закон о МЧП Македонии , кн.

Все ссылки на законодательство зарубежных стран и акты европейского права даны по: К настоящему времени многие коллизионные решения СК РФ успели устареть и не соответствуют современным тенденциям правового регулирования.

Удивительно, но факт! Кодекса Бустаманте известного как Конвенция по международному частному праву.

Правоприменитель постоянно вынужден обращаться к нормам ГК РФ9 по вопросам квалификации правовых понятий, интерлокальных и интерперсональных коллизий, обратной отсылки и др. Если бы российский законодатель пошел по пути принятия комплексного автономного закона по МЧП10, таких проблем удалось бы избежать.

Односторонние определенные коллизионные привязки установлены для формы и порядка заключения брака п. Кумулятивная коллизионная норма применяется к условиям заключения брака на территории РФ, которые определяются личным законом правом страны гражданства каждого из брачующихся на момент заключения брака п. Личным законом апатрида является право государства, в котором лицо имеет постоянное место жительства п.

Личным законом бипатрида, имеющего гражданство РФ, считается российское право. При наличии у лица гражданства нескольких иностранных государств применяется по выбору данного лица законодательство одного из этих государств п.

Удивительно, но факт! Видимо, поэтому раздел VII СК РФ, посвященный семейным отношениям с иностранным элементом, назван "Применение семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранных граждан и лиц без гражданства".

Эта альтернативно-диспозитивная коллизионная норма уникальна для российского регулирования — здесь допускается выбор личного закона по желанию заинтересованного лица, то есть закреплена возможность ограниченной автономии воли при определении личного статута. В целом регулирование ст. В европейской литературе указывается — общим для этих понятий является то, что речь идет о фактическом центре жизненных интересов, а это имеет субъективный характер, то есть зависит от намерения лица.

Признак обычного места пребывания — это фактическая связь с определенным местом, которая, как правило, не зависит от длительности пребывания Браки, заключенные за пределами РФ, признаются действительными в России, если ст. Недействительность иностранных браков, заключенных как на территории России, так и за ее пределами, определяется законодательством, которое в соответствии со ст.

Соответственно, основания недействительности брака могут определяться как по российскому праву, так и по иностранному. Paris, ; Clarkson C.

Удивительно, но факт! Консульские браки заключаются на основе консульских конвенций; к таким бракам применяется законодательство государства аккредитования.

The Conflict of Laws. Закрепление привязки lex habitationis см. Во многих национальных кодификациях МЧП при общем запрете обратной отсылки прямо закрепляется возможность ее применения по вопросам правового статуса в том числе семейного физических лиц Специальных норм об обратной отсылке СК РФ не содержит, и по этому вопросу следует руководствоваться предписаниями общей нормы ст. По общему правилу, российская коллизионная норма предполагает применение только норм материального иностранного права, за исключением норм о правовом статусе лиц — здесь возможно применение иностранных коллизионных норм.

В российской доктрине высказывается справедливое мнение, что изъятия из общего запрета обратной отсылки п. Исходя из существа семейных отношений. Марышева также приводит пример, когда признание обратной отсылки позволит применить российское, а не иностранное семейное законодательство: Поскольку усыновитель живет в России, то с позиции эстонского Закона к усыновлению следует применить российское право.

13.1. Понятие семейных отношений

Приняв обратную отсылку эстонской коллизионной нормы, российский суд решит дело на основании российского семейного права.

Отказ принять отсылку на том основании, что коллизионная норма СК РФ имеет в виду применение эстонского материального, а не коллизионного права, приведет к применению эстонского семейного права Расторжение брака на территории РФ подчиняется российскому праву ст. Эта императивная односторонняя коллизионная норма применяется в любом случае, и не важно при этом, каким именно из своих элементов данный брак связан с иностранным правопорядком п.

Российский гражданин даже постоянно проживающий за пределами РФ всегда вправе расторгнуть брак в российском суде, в том числе и с проживающим за пределами РФ супругом независимо от его гражданства п.

Представляется, что в ст. Этот подход был закреплен в российском коллизионном регулировании в г. Императивное подчинение расторжения брака российскому праву не соответствует современным тенденциям регулирования таких отношений; подобный подход представляет собой устаревшую модель, от которой уже отказался цивилизованный законодатель. Основная цель современного правового ре- 17 Как это сделал, например, голландский законодатель: При этом в ст. Эта цель в наибольшей степени может быть достигнута путем расширения права выбора применимого законодательства сторонами отношения.

По вопросам расторжения брака следует предусмотреть хотя бы ограниченную автономию воли сторон, как это сделал, например, европейский законодатель Личные неимущественные и имущественные права и обязанности супругов определяются законодательством государства, на территории которого они имеют совместное место жительства, а при его отсутствии — законодательством государства, на территории которого они имели последнее совместное место жительства.

Личные неимущественные и имущественные права и обязанности супругов, не имевших совместного места жительства, на территории РФ подчиняются российскому праву п. Такая модель коллизионного регулирования также нуждается в модернизации.

Удивительно, но факт! Закон о МЧП Македонии , кн.

Во-первых, регулирование личных и имущественных отношений супругов следовало бы разделить, прописав их в отдельных коллизионных нормах. Несмотря на то, что национальный законодатель главным образом предусматривает одинаковые привязки для таких отношений, правила выбора применимого права должны быть более дифференцированными и детализированными.

Это упрощает работу правоприменителя и повышает определенность и предсказуемость судебных решений.

Данный подход уже давно воспринят национальным законодателем22 и доминирует в современных кодификациях МЧП Во-вторых, распространенными и корректными коллизионными привязками в семейных отношениях были и остаются законы общего гражданства супругов и места заключения брака.

От этих правил выбора применимого права не следует отказываться, даже несмотря на рост числа разнонациональных браков и тесную связь супругов с правом их последнего места жительства. Можно сконструировать типичную для современного мира ситуацию: Не очень понятно, почему, с точки зрения российского законодателя, личные супружеские отношения должны в данном случае подчиняться немецкому, а не турецкому праву.

В таких случаях суд должен анализировать все иностранные элементы правоотношения и выявлять их наиболее тесную привязку для данной ситуации. В-третьих, императивное подчинение личных и имущественных отношений супругов, не имевших совместного места жительства, российскому праву в принципе представляется нелогичным. Понятно, что в данном случае российский законодатель имел в виду российских граждан, обращающихся в российский суд с иском к супругу, проживающему за границей.

Презюмируется, что нормы российского материального семейно- 21 См.: На практике такая законодательная презумпция не является оправданной и не соответствует положению вещей. В подобных случаях также надлежит определить право, наиболее тесно связанное с конкретным отношением.

Вопреки общему правилу о применении к отношениям супругов закона государства их гражданства или места жительства п. Данная норма нуждается в пространном толковании.

Из содержания нормы вытекает, что выбор права для брачного договора может иметь место только если супруги не имеют общего гражданства или места жительства. Соответственно, если супруги — граждане одного государства, то выбрать применимое право они не могут даже если они не являются гражданами России и после заключения брака намереваются уехать в другую страну.

Понятие семейных отношений с иностранным элементом и пути их правового регулирования

По-видимому, законодатель адресует эту норму только российским гражданам и презюмирует, что граждане иностранных государств на территории РФ будут заключать браки в консульских учреждениях их стран, а не в органах регистрации брака РФ.

Непонятно, на чем основана такая презумпция, поскольку в соответствии с российским законодательством иностранные граждане на территории РФ вправе заключать браки в общем порядке, то есть в органах ЗАГС Достаточно часто иностранные граждане особенно из стран, ранее входивших в состав СССР, — Украины, Армении, Таджикистана вступают в брак в России, а потом уезжают в страну своего гражданства.

При этом заключенный на территории РФ их брачный договор подчиняется только российскому праву. Если один супруг или оба является бипатридом, но одно из гражданств — российское как у другого супруга , то выбор права также невозможен, поскольку личным законом такого лица является российское право Сам собой напрашивается пример, 25 Марышева Н.

Основные проблемы брачносемейных отношений с иностранным элементом

Брачный договор в международном частном праве: В этом случае супруги также не могут свободно избрать применимое к их брачному договору право, поскольку априорно применяется российское право. В законодательстве других стран есть схожее решение, но применение местного права к брачному контракту между гражданином данной страны и бипатридом, имеющем, в том числе и местное гражданство, возможно только, если стороны не выбрали применимого права С другой стороны, если у супругов разное гражданство, но есть совместное место жительства на территории РФ, они также не могут выбрать применимое к их брачному договору право даже если намерены в ближайшем будущем изменить супружеский домицилий.

Подобные ситуации также встречаются постоянно: Тем не менее их брачный договор автоматически подчиняется только российскому праву.



Читайте также:

  • Регистрация сделки с недвижимостью с участием несовершеннолетних
  • Проблемы в законе об ипотеке в